БВТККУ Благовещенское высшее танковое командное Краснознаменное училище
Новости
Возможность создания на сайте личных видиоальбомов

Читальный зал

Стретович Павел " Коротко о главном"

 

Как бы человек мог изложить историю своего батальона, за время своего… Обучения? Службы? Пребывания? Грубо все как-то. Слишком официально. Слишком банально…

Потому что не вместить в скупые официальные строчки: «Обучение проходил с такого-то по такой-то год…» всю широту, полноту и полярность – этого самого пребывания. Этой самой – по-настоящему богатой, курсантской жизни…

1984 год. Жаркое амурское лето. Вчерашняя «абитура», ошалевшая от счастья, - впервые напяливает на себя заношенный армейский мундир, - те самые залатанные и застиранные «песочки» и «стекляшки»… Поступили! Пусть не по размеру. Пусть не новое – кто на КМБ дает новое? Но зато – настоящее… В бане за «Плюйкой» нестихаемый гомон и гвалт – толпы нечесаных, хулиганистого вида ребят впервые превращались в курсантов. В солдат. В боевую единицу… Мешковатые, худые, но счастливые. Они еще не знали, что им предстоит. Не ведали «прелестей» Курса Молодого Бойца, «без вины виноватого» 1-го курса, - где худые станут еще «худей», усталые еще «усталей», а измученные - измученней… Еще не знали, что за 1-й год обычно уходят до 30 процентов поступивших, что любой, кто недостаточно силен – попросту не выдержит и сдастся. Поступили. И это было главное…

Общее построение на плацу, и «отец родной» - 1-й комбат, полковник Ельцов, впервые вводит новоявленных «защитников отечества» в курс прелестей повседневной жизни. Очень хорошо помнятся эти прелести. Отбой далеко за полночь, подъем – ни свет ни заря, работы до отупения… Кто-то, возможно, скажет – издевательство. Надругательство над демократией, над свободой личности. А кто-то тепло вздохнет: «школа мужества…» Где оставались только те, кто действительно должен был остаться…

Кстати, с КМБ уходило большинство тех, кто родился не для этого. Кто ошибся в выборе. Ведь сдать вступительные экзамены в военном училище – это далеко не главное. Главное – остаться. Главное – выдержать. Главное – выжить… И может быть поэтому ребята, которые не прошли по баллам – «партизанили» рядом, зачастую в землянках и шалашах, - каждый день оббивая пороги командного состава. Потому что в военных училищах существовали и другие – негласные, но мужские правила. Взамен того, кто не выдержал и сдался, - становился другой. Кто выдержал рядом, за забором, подчастую – в еще больших трудностях. Ведь баллы – не главное. Главное – действительно хотеть. И доказать, что ты не подведешь. До приказа была такая возможность… 

Вообще, 1-й курс можно смело назвать главным курсом. Не в смысле учебы или службы, а в смысле терпения. И выбора. Он обычно смутно помнится. Потому что трудно что-то выделить из тусклого ряда серо-однообразных изнуряющих будней, - где хорошо выскакивают только вопли: «Подъем!», и совсем почему-то не вспоминается: «Отбой…»

Зато 2-й курс уже помнится. На втором курсе как-то неожиданно и сразу – мы стали бывалыми. Опытными. Закаленными. К тому же, появились те - над кем можно было снисходительно усмехнуться, и многообещающе похлопать по плечу, – другие первокурсники. «Першинги». Да так, что новый командир батальона, подполковник Николаев – слегка ошалел, от наглости некоторых «экземпляров» подчиненного батальона, и рьяно принялся за дело. Старшины, помнится, уже не вздрагивали, а только устало закатывали глаза – когда из кустов неожиданно доносилось: «Э, старшина-а, верните роту. Ты думаешь, комбат не видит? - комбат все видит…» Было обидно. Особенно перед «першингами». Когда таких бывалых и закаленных - заставляли грохотать по дороге с песней раза два или три…и называли домады от досады-Танк в окопе, есть такая мишень, ее не всегда видно, потому поразить ее невозможно.

Еще второй курс запоминается обилием общеобразовательных предметов, и экзаменов по ним. «Высшая математика», «Теоретическая механика», «Сопротивление материалов»… Для тех, кто не знает – это такие звери, от которых очень и очень многие справили свой отпуск в стенах родного училища. Со всем вытекающими криками, и крутым «народным фольклором» в сей адрес… «Приказано выжить». Вот и выживали, как могли.

А потом были 3 и 4-ые курсы. «Веселые ребята» и «Господа офицеры…» Гм… Лучше не надо про господ офицеров и про ноги, на четвертом курсе «господа офицеры» вовсю долбили стены родного общежития, и только через сей «добросовестный» труд уезжали в зимний отпуск. Хорошо помнится высокая гора мусора на утро – только попробуй «господам офицерам» сделать хоть чуток «зыбчатым» отъезд домой, - они не то что стены, - пол-училища смогли бы снести. За одну ночь… Помнится, один из преподавателей любил говорить: «Взвод курсантов может ВСЕ». Самое интересное, что он, как правило, всегда оказывался прав. Вопреки всем законам физики. Как это ни странно, но трудно вспомнить хоть одну задачу, которая в конце концов оказалась бы невыполненной. Я бы не удивился, если бы, к примеру, взводу приказали перенести на руках танк. И они бы к утру перенесли…

Еще запоминается четвертый курс стокилометровым маршем на этих самых танках – знаменитый, как правило, количеством сбитых деревьев. И количеством, и качеством. Причем, не отдельных деревьев, а с просеками в лесу. Рядом с многострадальной танковой дорогой…

И еще – полевой офицерской формой. Гордо одетой гораздо раньше соседних братьев-курсантов ДВОКУ. И еще – госэкзаменами. Парадом выпускников в Благовещенске. Самим выпуском. Службой после выпуска. Но это – уже совершенно другая история…

Павел Стретович

 
 
разработка интернет-компания Юнона 2008